+38 (067) 540 75 45
+38 (067) 540 87 83

"До глубины души"

Мишель Терещенко: «Незнакомая женщина передала мне рушник, который вышивался почти сто лет назад для моей прабабушки»

Знаменитая семья сахарозаводчиков и меценатов считала своей малой родиной Глухов Сумской области. Сегодня в бывшем родовом поместье семьи Терещенко расположен Институт лубяных культур. На первом этаже — офис Мишеля Терещенко и его фирмы «Линен оф Десна». В этих небольших комнатках появляются новые идеи и проекты, сюда приезжают директора хозяйств, чиновники и бизнесмены, увидевшие, как возрождаются

заброшенные земли.

«Когда открыли гробницу, я увидел нетленные останки своего прапрадеда»

— Мишель, вы помните свой первый приезд в Глухов?

 — Конечно. Это было 31 мая 2002 года. Тогда показалось, что нас с кузеном, которого тоже зовут Мишель, встречал весь город. Одна встреча запомнилась особо. Когда мы поднимались по ступеням Треханастасиевской церкви, незнакомая женщина буквально бросилась нам в ноги. И преподнесла льняной рушник. Оказалось, ее бабушке, которая была портнихой, в 1915 году моя прабабушка заказала 50 рушников. Когда заказ доставили, один рушник оказался прожжен папиросой. Швея пообещала сделать новый к следующему приезду моей прабабушки. Но началась война, затем революция. Умирая, портниха сказала внучке: «Ты увидишь Терещенко, я поручаю тебе передать этот рушник». Женщина исполнила наказ бабушки. Для меня эта история показалась настоящим чудом. Этот льняной рушник был первым подарком, который я получил в Украине.

— Когда вы почувствовали, что хотите остаться здесь?

 — Наверное, после того как впервые увидел нетленные мощи своего прапрадедушки Николая Терещенко. Это произошло в сентябре 2003 года и стало самым сильным потрясением в моей жизни. Когда открыли гробницу, я увидел тело прапрадеда, выглядевшее так, будто он умер вчера, а не 100 лет назад. В тот момент мне было совсем не страшно, казалось, мой предок безмятежно улыбается. С того дня я не направляю свою жизнь сам, а иду по стопам прапрадеда.

«Если особняк моей семьи стал Институтом лубяных культур, наверное, это знак. И я решил сеять лен»

— Бизнес по выращиванию льна, которым вы занялись несколько лет назад, был довольно рискованным. Ведь в Украине практически не занимались льном, все заводы были закрыты.

 — Я изучал эту ситуацию. Раньше в Украине выращивали текстильный лен-долгунец. Сегодня цена на него в мире очень высокая, но и производство слишком затратно. Длинный лен тяжело вырастить да и сложно конкурировать с французскими и бельгийскими компаниями. Зато в Украине можно заниматься коротким льном. На него тоже высокий спрос. Короткое льноволокно дешевле и вдвое легче стекловолокна, к тому же не токсично, это экологически чистый продукт. Применение его в автомобильной промышленности снижает вес автомобиля, а значит, уменьшает расход бензина. Например, в Porsche Cayenne обшивка дверей, потолка — натуральное волокно, полученное из короткого льна. Он используется также для изоляции домов, набивки матрацев. Льняную веревку используют в виноделии, в выращивании помидоров, разведении устриц и мидий, на почте. Словом, область применения достаточно широкая.

Еще в 2002 году, когда я впервые приехал в Глухов, ученые из Института лубяных культур рассказали, что после распада Советского Союза большая часть их полей оказалась в России и Белоруссии. А работы института перестали кого-либо интересовать. Несмотря на международное признание, они утратили связь со своими западными коллегами. Мне пришлось стать «послом по особым поручениям» глуховского института, наладить его взаимодействие с французской Национальной федерацией производителей конопли. Прилетев в Глухов, французы приобрели украинскую технологию. Теперь местные селекционные сорта льна и безнаркотической конопли разводят во Франции. А институт получает роялти — отчисления с продажи семян. В области семеноводства это единственный пример передачи украинской технологии.

Десять лет назад бывший мэр города Николай Деркач сообщил мне, что из 45 тысяч гектаров хороших пахотных земель района возделывается всего восемь. На остальной земле ничего не выращивается. И руководители района приняли решение передать все неиспользованные земли в аренду потомкам семьи Терещенко.

Сперва я не знал, какую культуру буду выращивать на этих землях. Заниматься сахарной свеклой, как это делали мои предки, не было смысла, ведь местные сахарные заводы давно закрыты. И тут меня озарило: если особняк моей семьи стал Институтом лубяных культур, наверное, это знак. Я решил сеять лен. Именно он, с его красивыми синими цветами, показался мне самой подходящей культурой для старта.

 

— В вашей фирме работает много молодых людей из Украины.

 — Украинская молодежь не избалована, она тяжело переживает чувство ненужности. Украинцы едут за границу, поскольку думают, что на родине у них нет перспектив. В Европе они готовы работать за полторы тысячи евро в месяц, хотя здесь могут зарабатывать не меньше. Они думают, что там все будет по-другому. Но родина намного лучше, чем Франция или Германия.
Жизнь моих предков была красивой, гармоничной и щедрой, пока они жили в единении с Украиной и на ее земле. И стала значительно более трудной, когда им пришлось уехать за границу.

— Скажите, какой клад семьи Терещенко вы отыскали на земле предков?

 — В своей второй книге «В поисках клада семьи Терещенко» я пишу, что как прямой потомок рода имею право требовать наследства моих дедов-прадедов и их сокровища. Однако этот клад не лежал в банке, мне нужно было отыскать его в украинских землях. Этим я и занимался десять лет. Объездив Украину вдоль и поперек, обнаружил сказочный клад — лучший в мире народ, живущий на потрясающих землях. Чтобы это понять, не обязательно глубоко копать…

Галина КОЖЕДУБОВА, «ФАКТЫ» (Сумы)
http://fakty.ua